Муза (продолжение)

Ко мне Муза подошла, тетрадь с ручкой подала.

Подвела к столу поближе и как — будто невзначай,

Стул, ногою пододвинув, — на вопросы отвечай.
На какие там вопросы? — молча ей в глаза смотрю,

-Те, что в голове собрались перед сном? — ей говорю.
И на те, и на другие, когда ехал на Алтай.

Целый ком собрал дорогой. По порядку отвечай.
Сел к столу, открыл тетрадку, авторучку расписал.

В голове ни одной мысли, будто в поле конь скакал.
Посидел, расслабил тело, глаз прикрылся сам собой.

Взор во внутрь опустился, точно в сердце, там покой.
Тишина как в дивном лесе, слышно листьев перезвон.

Свет струится с поднебесья, и начался чудный сон.
На полянку выплывает деревянная ладья,

По бортам там восседают 33 богатыря.
На носу высокий трон — Богородица сидит.

Удивленье мое видит — остановиться всем велит.
Сама вышла на полянку, улыбаясь, подошла,

Знаком всех остановила, меня за руку взяла.
Что молчишь, не испугался? — пронеслося в голове,

— Ты же в сердце опускался получить ответы все.
— Нет, я сам не испугался, думал, что приснилось мне.

Саша Пушкин возвратился на серебрянной ладье.
Ну, пойдем, посмотришь Сашу и 33 богатыря, он писал про них не зря.

Они все как на подбор с ними дядька Черномор.
Я решился и шагнул, страх на смелость повернул.

С Богородицей не шутят, коль зовет, надо идти.

Понимание получишь, как свой путь надо пройти.
Почти уверенно шагая и улыбаясь во весь рот,

Волнуясь, в сердце замирая, я был собою очень горд.
Богатыри, косая сажень, все дружно встали по бортам

И в знак приветствия приложили ладонь к груди, ведь сердце там.
Я восхищенно любовался простому жесту от души

По сторонам не озирался, все было ясно, здесь свои!
Глаза светилися любовью, а доброта из сердца шла.

И Богородица с улыбкой мне в душу дар свой донесла.
Здесь все равны и нету лучших, мы — Род Небесный — их зовем.

В себе ты разберись получше, тогда и будет все путем.
Такой короткий миг той встречи, а сколько смысла и любви.

И человек земной — ты вечен, добро в себе от бога сотвори.
Глаза открыв, я огляделся, увидев Музу — помахал.

Она мне молча улыбнулась, как бы спросив — Ты все понял?
Я ей кивнул, она исчезла, мне показалось в никуда.

А я остался за столом в раздумье, меняя взгляд на жизнь навсегда!

Федор.  Мое приветствие для вас с Алтая.



Муза.

Меня Муза навещала, пожурила, не серчала,

Говорит: — Ну, что дружок, написал ты мой стишок?:

Я любезно отвечаю: — Посиди, попей-ка чаю,

 Я вот, только допишу все обстоятельно скажу.

 

Федор Ш. Навеяно Алтаем…

 

Там, где в поле Иван — чай, всех по — особому, встречай.

Там люди весело живут, танцуют, водочку не пьют.
Ты сразу в душу к ним не лезь, стой, помолчи, сочти за честь.

У них особый свой уклад, хотя гостям, народ тот, рад.
И праздник знают и охоту, когда с полей идут охотно



Слышу, голос: тихий-тихий…

Слышу, голос: тихий — тихий появился в голове.

А может, это та сорока, что носит новость на хвосте?
Подождал. И снова слышу, голос явно для меня

И выхватывает рифмы, как каштаны из огня.
Я, уселся поудобней, приготовился писать.