7 особенных мест в русской избе

11

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу – «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать – эти и многие другие правила задают поведение в доме.

Дом – микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому. Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

vhod-izba

1. ДВЕРИ

Вот мы вошли в русскую избу, переступили порог, что может быть проще!

Но для крестьянина дверь – не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть.

«Маленький, пузатенький, весь дом бережет» – замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка.

В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога – ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.

печь

2. ПЕЧЬ

Что мы видим перед собой при входе в избу?

Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились.

Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой). Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить».

Основная функция печи – приготовление пищи – осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.

 

крас уг

3. КРАСНЫЙ УГОЛ

В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол, где мы можем увидеть иконы, Библию, молитвенные книги, изображения предков – те объекты, которым придавалась высшая культурная ценность.

Красный угол – священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный – красивый, торжественный, праздничный.

Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.

стол

4. СТОЛ

Неотъемлемая часть красного угла – стол.

Уставленный яствами стол – символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду. Стол уподобляется святыне, алтарю, что накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу.

«Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска».

В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.

лавки

5. ЛАВКИ

Вдоль стола, вдоль стен – обратите внимание! – лавки.

Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном.

Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу.

Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая. С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой.

А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.

6

6. МАТИЦА

Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, – матицу.

Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы – один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников.

Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.

окно

7. ОКНО

Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома.

Однако окна как глаза дома (окно – око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости.

Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица – быть беде.

Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках.

«Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава – в избе».

Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.

Юлия Пенегина

Источник



Комментариев (8)

  • Борис

    |

    Сотворение избы — целое ИСКУССТВО.
    Начинается оно с выбора места где ИЗБЕ стоять — Учитывается ВСЁ: что было до этого на этом месте, какие предания о нём бытуют среди односельчан, где проходят геопатогенные линии и зоны, подземные воды и т.д. Место выбирал дед или отец и учил этому сына.
    Под каждый угол фундамента избы клались деньги — к богатству. На фундамент клалась береста — чтобы изба не тянула влагу из земли. Бересту клали под пороги дверей и окон с той же целью.
    Во входную дверь обязательно вставляли детали сделанные из осины — она хорошо собирает негатив с проходящих мимо. Если деловых кусков из осины нет — то в стены вставляли бруски из осины. Над дверью прибивалась старая подкова — на СЧАСТЬЕ.
    При вязании рам окон использовались колышки (чопики) из осины. Сейчас для этого используется рубероид.
    Окна, окошки располагались так, чтобы хозяин мог посмотреть в любую сторону — Нет окна, окошка — значит не смотришь в эту сторону, не знаешь, что там творится, негатив придёт с этой стороны.
    Двор располагался с южной, солнечной стороны избы, весной и после дождя быстро высыхает и детям хорошо играть на Солнышке.
    Читатели — не стесняйтесь добавляйте свои знания, из того что упущено.

    Ответить

    • Ирина

      |

      Благодарю, что поделились своими знаниями )

      Ответить

  • Борис

    |

    Печник Гоша

    Не знаю как у вас, а у меня рождается где-то внутри и растёт, растёт предчувствие встречи с интересным человеком.
    Любознательность и что-то ещё, прям физически тянет на встречу.

    Вот в таком состоянии я и направился в бар на вокзале.
    Зашел, осмотрелся – ничего особенного, всё как всегда.
    Присел за отдельный столик, заказал пару пива и занялся воболкой.
    Воболка знатная, всё в ней в меру: в меру посолена, в меру высушена, прекрасная пара к пиву – кто понимает, конечно.
    Я, почему её воболкой называю?
    Потому что вобла – это засушенная в кость и солёная, как Экибастуз рыба.
    А это воболка, всё в ней в меру – понимать надо.
    Почистил, официант убрал мусор.
    Всё готово к трапезе.
    Сделал большой глоток, поставил кружку и ещё раз оглядел зал.
    Всё как обычно.

    И тут в бар вошел старик.
    Среднего роста, кряжистый – ни грамма жиру, руки мощные, видимо, немало поработавшие на своём веку. Волосы жёсткие, чуть вьющиеся, седые до белизны, в причёске след от повязки хранящей глаза от пота.
    Вошел, взял два пива и направился к моему столику.
    Извините, разрешите присесть, здесь и моё любимое место – сказал он.
    Присаживайтесь – ответил я.

    Даже по тому, как человек садится, многое можно рассказать о его характере.
    Так вот: садился старик по-хозяйски значимо, видимо привык делать всё обдуманно, основательно, и это вошло в привычку, стало его сутью.
    Я откровенно рассматривал старика, но это его не смущало.
    Интересное у него было лицо, загорелое, будто вырезанное искусным мастером из дуба, на века изделие.
    Глаза карие, с острым, цепким, пронизывающим взглядом. Так смотрит мастер на заготовку. Наверное, так же смотрел папа Карло на полено, из которого освободил Буратино.
    От такого взгляда не укроется суть собеседника. Он сразу видит, есть ли в тебе значимый стержень, «Буратино», так сказать, или ты пустышка.
    А определив – ставит тебя на твоё, законное место.
    Возраст старика я не определил, по-моему, он выглядел бы одинаково и в семьдесят, и восемьдесят и в сто лет.
    Заметив, что я не сжался, а как равный держал его взгляд – остался доволен.
    Сделав основательный глоток, старик довольно крякнул.
    Я угостил его воболкой.
    Старик поблагодарил, а посмаковав, заметил: Знатная, у тебя воболка, к месту.
    Я в городе недавно, к сыну приехал, внуков поглядеть, поласкать.
    А так, всё в селе живу, там моё место,- начал он разговор.
    Печник я, Гошей зовут – по паспорту Георгий я, конечно, но все ко мне Гоша, да Гоша, так и привык.
    В селе я ещё нужен, а здесь, среди этих скворечников, мои умения ни к чему.
    Я ведь разные печи ладил, и плиту, и голландку, и камины, и русскую в половину хаты с лежанкой для стариков и ребятишек.

    Печь, она ведь — как человек.

    Если мастером, с любовью сложена, так и снедь приготовит, и тепло подарит, и жар сохранит, а хлеба из неё выходят с сокровенно-живым духом, с силой Земли-матушки, силой, жаждой ЖИТЬ напитаны. Любой почувствует.
    Такая-то печь, всё нужное сохранит, приумножит и подарит человеку.
    Только бери, пожалуйста, и живи в радость.

    Печь у мудрой хозяюшки, живая чаровница, на едином полене чудо творит, вкусняшки выпечет, и уют в доме бережёт, а иноди и семью сохранит.
    А если хозяюшка её побелит, разукрасит цветами да птахами сказочными, зеркальце вмажет в нужном месте, чтобы губки да причёску поправить – вообще не рукотворным чудом становится.

    Печь, она – как алтарь, где чудесным образом вода в вино превращается.

    Мужик, он ведь, хоть какой заскорузлый, а после работы, уют и заботу хозяюшки чует, оценит и нежностью засияет, в супруге БОГИНЮ узрит.
    Она же у печи румяная да желанная делается, до макушки любовью налита.
    А там, и детки пойдут, кто же в такую-то благодать прийти не захочет?
    Тут и ангел снизойдёт с небес – в земной любви купаться.

    Это же понимать надо, в сердце и душе иметь.

    А всего-то — куча кирпичей да глины – эка невидаль.

    Мои печи-то почитай в кожной хате, по всей округе трудятся. Я ведь всю жисть их лажу, мальцом в ученики пошел и супругу себе у одной из печек нашел, можно сказать семью у печи-кормилицы и создал.

    Знатная была девка, и статью и мудростью – глаза и душу мне радовала — загляденье — всю жисть любовался.

    Я, бывало, за тридцать вёрст к ней пешедралом, почти бегом хаживал, а она манила и ждала меня, моя милая.
    Царство ей небесное – заслужила труженица.
    Опора моя в ней и сила от неё, уходя, сказала: Живи! Я силы дам!
    Вот и живу, — произнес Гоша и замолчал, задумчиво попивая пиво.

    Я вначале-то и не понял – продолжил Гоша – как же это она изловчится от туда силы-то мне дать.
    Потом только дошло – наши дети её силушку мне дарят, на земле держат, нужен я им, чтобы передать все умения. Дожить бы до того времени когда они будут готовы бережно принять всё. Вот тем и живу.

    Да, не просто я постигал науку семейные очаги ладить. Всяко было.

    Однажды мы с мастером клали печь.
    А хозяин такой, прости господи, сквалыгой оказался.
    Ни покормит, ни напоит, доброго слова от него не слышали.
    Сам косорукий, а придирок воз, будто только он мастер непревзойдённый.
    Возможно и был в нём стержень, полезная суть, но спрятан, так глубоко, что он и сам не находил его, чтоб воспользоваться.
    Мой мастер, на что привычный, а не устоял от соблазна напакостить ему. Вмазал в трубу пузырёк, как ветер подует – труба всеми бесами воет – жуть.
    Соседей и не удивило то, что у Саврадыма «нечисть» завелась, с его-то характером и не такое может быть.
    Ветра там обычное дело, вот и работал пузырёк. Выло в трубе знатно. Мимо дома односельчане осеняя крестным знаменем, скорёхонько проходили.
    Хозяин и батюшку приглашал изгнать нечистого, и знахарку – всё без толку.
    Позже, после кончины сквалыги, ради хозяйки, я вытащил клятый пузырёк.
    Ох, как она меня благодарила, даже в смущение ввела, на всю округу разнесла о моём мастерстве изгонять бесов из печи.
    Сарафанная реклама, так сказать.

    А другому хозяину, такому же сквалыге, мастер вмазал в стену печи гусиное яйцо, шилом проткнутое.
    Яйцо протухло, такую стойкую вонь извергало в хату, хоть святых выноси. Соседи перестали к ним ходить, хотя и раньше-то не очень захаживали, а тут как отрезало.

    Но не это главное в моём учителе.

    Он все расчёты держал в голове, тому же и меня учил.
    Рассказывал, как выбрать место для печи, как выложить фундамент, укрыть его берестой, чтобы сухая, знойная печь была, не влагу с земельки тянула а лесной дух, дыханье природы хозяевам дарила. Учил, как подобрать кирпич и глину для топки, кожному кирпичу своё место в рядах определить, как духовку выставить, как дымоход выложить, как боров на горище обустроить.
    Как сладить экономную печь, чтобы не глотала поленья, а тепло, жар созидала и дарила, снедь и хлеба пекла, а не жгла их в уголёк и чтоб не глывкие были.
    И о высоте печи не забыть, чтобы по росту хозяюшки была, чтобы не горбилась сердешная, чтобы в радость ей работалось.
    Многому учил меня мастер, поклон ему, а знал ещё больше. Всё в его руках спорилось, ладно выходило – одно слово – МАСТЕР от БОГА.
    Это сейчас в интернете чертежи, схемы, кожный кирпич показан, а мне мастер все знания в голове аккуратно уложил.

    Бывает, просит старушка-матушка переложить печь, а у самой ни кирпича, ни денег толком-то и нет. И взять не у кого. А надо, вот и мудришь.
    Жалко старушку, матушка ведь чья-то.
    Возьмёшь, бывало, кирпич и мудрствуешь, куда бы его уложить.
    У крепкого хозяина выбросил бы, а тут всё в дело надо пристроить, во благо.
    Для кого-то мусор, а у ней всякий обломок – строительный материал.
    Понимать надо её положение.

    Печь – она ведь, как человек.

    Иная коптит, чадит, хозяйка, бедная вся в слезах, на душе у всех моторошно, ни уюта вам, ни благодати, ни у печи, ни на столе, а о согласии, любви в семье и говорить не приходится, всё через пень колоду.
    Главное, дети растут, пропитываются этим пеклом – ну какой из них толк, что можно ждать от них хорошего, светлого?

    На иного поглядишь, такой же, как клятая печь – только дым, да чад от него, весь в гарь уходит, рядом дышать нет возможности.
    Как такого винить – он ведь СВЕТА и ТЕПЛА ЖИЗНИ-то и не видел, любовью не напитался. Так тёмный, да стылый и ходит средь нас.
    Гарь да чад для него привычное дело – вот он и коптит.
    А каково другим жить с ним рядом?
    Так что ПЕЧНИКИ – великое дело в жизни.
    Жаль, востребованы всё меньше.

    2-07-2014 года.

    Ответить

    • Ирина

      |

      Благодарю, Борис, это тоже ваше? Было интересно читать…

      Ответить

  • Борис

    |

    Да Иринушка, моё.
    Посчастливилось мне встретить такого человека, со стержнем, со знанием своего мести в жизни и пониманием его значимости. Вот ОН никогда не подумает даже о том, что всё СВОЮ ЖИЗНЬ, нить её расплетал и наворачивал на печи. Он делал то, что положено и был доволен этим. Он наверняка найдёт кому передать своё мастерство и передаст с ЛЮБОВЬЮ, без всякой ЖЕРТВЕННОСТИ — по закону ПРЕЕМСТВЕННОСТИ. Мы утратили ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ — теперь ищем по сусекам МУДРОСТЬ ПРАЩУРОВ..

    Ответить

  • Ирина Журавлева

    |

    Борис, спасибо огромное за Ваш рассказ. Вот действительно, свет и тепло от него!

    Ответить

  • Борис

    |

    Благодарю!
    Я рад что вам понравилось. Я старался передать в рассказе О человеке со стержнем СОЗИДАНИЯ. Меня это радовало в разговоре с Гошей — решил порадовать ещё кого-то. Возможно кому-то в чём-то поможет. Пусть рассказ воодушевит на добрые дела.

    Ответить

  • Борис

    |

    Вот я всё возвращался и возвращался к этой статье, что-то в ней казалось не так.
    Теперь понял:
    Изба — как уютный дом моей семьи мне важен ВЕСЬ. Ведь там будут жить мои любимые — Жена! Дети! Внуки! в него будут приходить друзья, в нём я испытаю СЧАСТЬЕ быть Отцом, а жена матерью, в этом ДОМЕ мы будем обмениваться и насыщаться ЛЮБОВЬЮ.
    А начинается ИЗБА с того: Какой она будет формы? Будет ли в ней место для творчества МУЖУ, ЖЕНЕ, сыновьям, дочерям? Из какого материала ИЗБА будет изготовлена? Где будет её место? Какая бригада мастеров будет её строить? Как ИЗБА впишется в природу?
    А потом уже 7 значимых мест в самой ИЗБЕ.

    Ответить

Оставить комментарий