Ян Лысаков — Неожиданный разговор.

414210620

 Как же, на самом деле, мы все о себе знаем! Я начинал писать это вот уже почти год назад. Вернее, что-то около десяти месяцев. Не суть важно… Но я четко помню, что начиная, я говорил с Гидами и сказал им (а может самому себе), обещал, что сколько бы это ни длилось, я обязательно это напишу, обязательно закончу, даже если все это затянется надолго. Собственно, так и получилось. Видимо, я чувствовал тогда, что несмотря на порыв, на то, что просилось наружу, выразить это я еще не был готов. Я несколько раз мысленно и не только возвращался к этой теме, но безрезультатно. Может быть, этот раз покажет, насколько я уже внутренне созрел для того, чтобы честно написать о том, о чем хочется.

 В глубине одной из ниш большого храма на коленях стоял человек. Стоял давно и неподвижно. Люди входили и выходили. Проходили мимо него и останавливались неподалеку. В таком большом храме даже в самые обычные дни никогда не бывает совершенно безлюдно и совершенно тихо. Отдельные слова, шепот, шарканье ног и тихое потрескивание свечей образуют постоянный, тихо шелестящий фон. Но стоящий в нише перед одной из икон Спасителя, человек не вносил в него свою лепту. Свет огромных мозаичных окон почти не освещал это скрытое место, и некоторым из прихожан он мог показаться просто одной из статуй, украшавших то здесь, то там различные углы и архитектурные изгибы всего этого пространства. Тем более, что его фигура выражала то же, что и остальные статуи: смирение и устремление куда-то. То ли вперед, то ли вверх, а главное, куда-то за пределы.

 Человек тоже не замечал окружающих. Он был погружен в себя и сосредоточен на образе, перед которым стоял, к которому пришел за ответами на собственные вопросы и противоречия, у которого искал помощи в своем поиске. Но образ молчал. Может, ему нечего было сказать человеку. А может, он и был только лишь тем, чем казался – просто образом, изображением чего-то, что изображению не поддается. Человек пытался разглядеть в этом образе именно то, что должно было скрываться ЗА ним. Тот свет, ту беспредельность и гармонию, которой ему так не хватало здесь. Он пришел сюда именно за этим и именно ради этого уже который час стоял так, вглядываясь в картину, но видел только краску, позолоту, холст.

 «Господи, помоги мне. Я стою здесь уже не знаю сколько времени. Мне кажется, что я скоро просто упаду, потому что уже давно не чувствую своих ног. Я пытаюсь, ты свидетель, я пытаюсь. Но мне кажется, что все это без толку. За все это время я не почувствовал ни капли того возвышенного блаженства, которое теоретически должен был почувствовать. Да что там блаженство! Я не чувствую даже малой доли благоговения от пребывания в Храме Твоем, в окружении всех этих раззолоченных картин и всевозможных завитушек. Что чувствуют все эти люди, непрерывно текущие мимо меня? Они что-то шепчут, смотрят на эти картины с мольбой, тоской, слезами. Наверное, все они чище, светлее, искреннее меня. Наверное, они действительно верят в Тебя и что-то видят или чувствуют. Неужели я один такой? Я ведь так хочу поверить! Господи! Помоги мне поверить!»

 «Во что?»

 Вдруг услышал он и от неожиданности чуть действительно не рухнул на пол. Украдкой оглянувшись и не увидев никого рядом, он снова взглянул на образ перед собой. Образ совершенно не изменился, но вопрос в голове остался.

 «Во что ты так хочешь поверить?»

 Это было очень неожиданно. Он никогда так не ставил вопрос. Как-то само собой предполагалось, что вера – это хорошо, что верить нужно, что она наполняет человека уверенностью и даже блаженством, а безверие опустошает, но никогда не возникал вопрос, во что, собственно и конкретно, верить.

 «Господи, если это Ты, и это Ты отвечаешь мне, а не я окончательно свихнулся, помоги мне поверить в то, во что верят все остальные люди. Стать частью чего-то, к чему все они, по всей видимости, принадлежат, и к чему, по всем моим ощущениям, уже давно не принадлежу я».

 «Это Я, и Я всегда отвечаю, только главное здесь в том, что в это «Я» вкладываешь ТЫ. И это часть ответа на твой вопрос и на твою просьбу. Я пока не могу помочь тебе поверить в то, во что верят ВСЕ остальные люди, просто потому, что ты еще не способен к такому сложному, комплексному взгляду. Каждый из них верит во что-то свое ,и взгляды одного часто совершенно противоположны взглядам другого, даже если они произносят одни и те же слова. Каждый из них, на самом деле, в одиночку смотрит в лицо своим собственным задачам и проблемам, даже если кажется, что они представляют собой некую общность. Вера ВСЕХ людей слишком сложна и комплексна для того, чтобы подавляющее большинство смогло приблизиться к ее пониманию, так же, как и настоящая Общность. Поэтому выбери себе то, во что ты хочешь поверить, и Я помогу тебе».

 Он ошарашено застыл, лихорадочно перебирая в уме даже не варианты ответа, а представления, шаблоны, обрывки представлений и образов, так или иначе связанных со всем тем, что ассоциируется со словом «вера», хватаясь за что-то и тут же отметая это прочь. Все было не то, все шаблонно, банально, иногда по-детски наивно, иногда по-взрослому угрюмо. Но во всем это не было Жизни, не было чего-то НАСТОЯЩЕГО, во что стоило бы верить без вопросов и сомнений.

 «Господи, твой вопрос загнал меня в тупик. Вернее, я сам загнал себя в тупик. Я не знаю, что Тебе сказать. И не знаю, что у Тебя попросить. Из всего, что я знаю, о чем когда-либо слышал, что видел, и чему меня учили, я не нахожу ничего, во что стоило бы, во что я хотел бы безоглядно, без вопросов и сомнений, поверить. Неужели все так безнадежно?! Неужели мне посчастливилось услышать Твой ответ только для того, чтобы понять, что верить не во что? Ты вообще здесь еще или ушел, поскольку мне нечего у Тебя попросить?

 «Я здесь, всегда был и буду здесь, независимо от того слышишь ты меня или нет, просишь о чем-нибудь или отрекаешься, проклиная. Я просто не могу никуда отсюда уйти, поскольку уходить Мне некуда. И это тоже часть Ответа, так же как твой вопрос – это только часть Вопроса. Но об этом мы сможем поговорить позже, если ты будешь к этому готов.

 А пока знай, что твое состояние совершенно нормально. Я не говорю, что оно приятно, но совершенно нормально. Не знать, чего ты на самом деле хочешь – это совершенно нормально на определенном этапе развития.

 Большинство людей хотят вовсе не того, чего хочется именно им, а того, чего хочется другим людям, того, что считается «хорошим», того, что «принято» или «прилично» хотеть. И это относится не только к материальным выражениям энергии, но и к духовным. Таким, например, как вера или убеждения. В какой-то момент человек задумывается над тем, что хочется именно ему (и ты, видимо, добрался до этой стадии) , выделяя СЕБЯ из общего шаблона, и тем самым начиная заниматься именно тем, для чего он, собственно, и воплощается. А именно – познанием Себя.

 Встань. Оглянись вокруг. Все эти люди пришли сюда с совершенно разными целями и намерениями. Некоторые принесли сюда свои беды и проблемы, в надежде, что некая высшая сила решит их за них. Другие пришли сюда, потому что «так принято». Третьим просто нравится здесь бывать, потому что здесь тихо и красиво. Вариантов бесконечное множество. Есть также и те, для кого в этом месте легче начать поиск САМИХ СЕБЯ, легче отрешиться от остального мира, оставшись наедине с собой. Некоторым для этого уже не нужно никуда ходить, т.к. они достигли понимания того, что они ВСЕГДА и ВЕЗДЕ наедине с Собой. Это сложное состояние для того, кто привык ощущать себя частью шаблона, и в этом шаблоне прятаться от самого себя. Но постепенно человек к этому привыкает, и тогда наша связь становится двусторонней. Мы начинаем слышать друг друга, становимся все ближе и ближе, пока эта связь не становится настолько тесной, что различия между нами исчезают, и человек, выполнив тем самым свою задачу в Воплощении, не осознает свое полное ЕДИНСТВО со МНОЙ. С тем, что ты назвал «Ты», и на что я ответил «Я». «Я» и «Ты», наша связь становится настолько тесна и интимна, что разделение исчезает и остается только «Я», единственная цель которого – это познание СЕБЯ, потому что никого другого просто нет. Вот почему Я всегда здесь, всегда с Тобой. Мне некуда от Тебя идти, потому что идти просто некуда.

 Господи, мне тяжело все это понять и принять. Все это так неожиданно. Я ожидал чего-то совершенно другого. Хотя сейчас я понимаю, что на самом деле, не знаю, чего ожидал.»

 «А Я и не думал, что Ты все это сразу поймешь и примешь. Это никогда не происходит быстро. Это вообще бесконечный процесс, поскольку бесконечны Мы с Тобой. Я просто попытался помочь Тебе понять, во что, собственно, ты хочешь и не можешь себе позволить поверить»

 «Ты хочешь сказать, что мне нужно, что я хочу ПОВЕРИТЬ В СЕБЯ?!!!»

 «Я сказал Тебе все, что должен был и мог сказать на этом этапе. Я никогда, никому, ничего не «подсказываю». Я говорю только то, что человек готов услышать, поскольку уже знает этот ответ сам. Это Твой процесс в такой же степени, как и Мой. Думай, Чувствуй, Живи с этим и в этом. Когда у Тебя появится еще какой-то Ответ, Я Тебе его дам».

 Ну вот, я и добрался до этого места. Я все-таки до него добрался. Я с самого начала знал, чем это кончится, но не был уверен, что смогу до этого дойти. Хотя это и заняло у меня почти год. Я и сейчас не уверен, что могу все это полностью принять, сделать это полностью своим на уровне Чувства, Ощущения Жизни. Но это уже Мой процесс, и Я намерен идти по нему дальше. Куда? Бог весть…

 Ян Лысаков

Ян Лысаков — Неожиданный разговор.

Источник:http://www.omartasatt.ru/blog/jan_lysakov_neozhidannyj_razgovor/2013-12-21-7058

 

 



Комментариев (1)

  • Светлана

    |

    Ты прекрасен и смел и от того так тепло и уютно

    Ответить

Оставить комментарий

Пространство для общения

LOADING...