Прошлые ужасы — причины проблем в настоящем (осознание через медитацию)

 alter-600x5291 Мои походы в прошлое, не праздное любопытство, а необходимость, так как ощущал дискомфорт в физическом теле, непонятное напряжение в общении с некоторыми людьми, не способность простить обман, подлость. Всё это мешало мне любить себя и всё сущее – комфортно жить, всегда во всём видеть прекрасное – к чему я стремлюсь, так как из теории уже к этому времени знал, что это возможно в реальной жизни.

    На практике выработалась следующая методика путешествий в прошлое.

    Сажусь в удобном месте комнаты, зажигаю свечу, успокаиваюсь, 

хотя бы потому, что мои прошлые действия не дали положительного результата, расслабляюсь, отпускаю все мысли, вхожу в безмолвие –  не останавливаю, не задерживаю для рассмотрения ни единой мысли, так как это работа логического, левого полушария, а она, до этого, в подобной работе существенно не помогла.

    Произношу молитву: «Отче Наш,…», прошу, Отец Небесный прими огонь свечи и молитву во славу Свою (учусь адресно дарить),  благослови мой труд по духовному росту, гармонизацию конфликтов в прошлом, разреши пригласить в помощь: Матерь Божью и Архангела Михаила. Матерь Божья, с разрешения Отца Небесного, приди ко мне и помоги мне с миром посетить прошлое. Архангел Михаил, с разрешения Отца Небесного, приди ко мне и помоги посетить моё прошлое. В безмолвии слушаю себя – если мне, после каждой просьбы комфортно, и даже где-то в груди рождается, приятный комочек тепла – просьбы удовлетворены. Если этого нет, то: — или я не вошел в безмолвие, где-то блуждает какая-то мысль –  отпускаю её; — или не ясно сформулировал цель и мотив путешествия – изменяю их во имя гармонии.

     Затем обращаюсь к своему ангелу хранителю:  __(имя)__, пригласи моего Покровителя. Слушайте себя – комфортно  — Он рядом.

      Прошу: Покровитель проведи меня в прошлое, и покажи причину, истоки дискомфорта (называю, что именно меня беспокоит, мешает).

     И лечу к цели (храню безмолвие, спокойствие и цель путешествия). Более подробно смотрите далее – «Путешествие к истоку дискомфорта». 

      Так, я попадаю в средние века, в период  «охоты на ведьм», вижу толпу, собравшуюся на площади лицезреть сожжение очередной ведьмы. В центре площади кольцо солдат и приготовленный костёр из длинных поленьев, сложенных шалашом, в центре столб к которому привязана измученная девушка. Рядом палач в красной одежде  с горящим факелом в руке, готовый по сигналу возжечь костёр. На  трибуне члены трибунала святой инквизиции, местная знать. Вельможи жаждут развлечения, пощекотать себе нервишки.

      Я, в то время – девушка, а на костре моя подружка –  Мишель. Мы вместе росли, дружили, ходили с одним парнем – Антуаном, который вначале больше симпатий уделял мне, а затем выбрал Мишель.

       Мама, застав меня плачущей, спросила причину. Я в сердцах и ляпнула, что «эта ведьма, Мишель, чарами отбила у меня парня». Мама на исповеди рассказала это духовному отцу. Исповедуясь я повторила священнику свои слова и добавила, что Мишель лечит травами – подорожник к ране прикладывала. Для костра этого хватило. (Прочитав «Молот ведьм» я понял, как добивались признания. Методы НКВД – КГБ детский лепет по сравнению с испанским сапогом, расплавленным свинцом и тому подобным.)

       В первое посещение я в гневе разбросал костёр, отвязал Мишель и на руках вынес с площади, на глазах оторопелой толпы, но нас поймали. Мишель забрали на костёр. Я вышел в наше время. Тогда я понял, что прошлые события –  урок, а я его тогда  и сейчас решаю не верно.

      Сколько раз я ходил к костру не помню, пока простил Мишель, попросил и получил прощение. Став у костра на колени, просил Отца Небесного избавить Мишель от мук на костре, чтобы это событие не довлело ужасом на нашу совремённую жизнь. Мишель умерла до возгорания костра.

     Мишель – в этой жизни моя жена.     Палач – мой отец.

     Инквизитор, пославший Мишель на костёр – моя мама.

      Эта история имела продолжение. Вижу собрание инквизиторов – по обмену опытом, где хвалят передовика по уничтожению ведьм и ругают моего знакомого. Тот, переживая нарекания, вспомнил, что у сожженной ведьмы была подружка. Да они вместе ведьмачили, решает он. Тут я на себе испытала все прелести допроса инквизиторами. Палач относился к пыткам, как к работе, а подручный, его сын, тот  наслаждался  муками, и властью над жертвой – садист по призванию, поэт мучений, так сказать.

      Он и подручный завели меня в комнату пыток. Посредине комнаты стояло главное орудие, что вроде стола. Меня положили на него. Ноги зажали в деревянные формы сдвигаемые винтом. К рукам привязали верёвки пропустили их через блоки и подвесили грузы. А Жак приговаривал: «Не хотела по хорошему, будет по плохому, как и с подружкой. Слава богу, что дал возможность отыграться с обеими за отвергнутое внимание.»

      Лежу в ужасе распятая, а это мерзкое существо ходит вокруг, всё возбуждаясь. Наконец приступил к насилию. Я рванулась, освободила левую руку, схватила за мужские прелести, чуть не оторвала их. Жаль сорвались – мокрые были. Это его ещё больше возбудило. Месил меня как хотел и сколько хотел. Я, чтобы сорвать ему кайф сказала, что вот уже полгода являюсь любовницей Велзувия, что теперь он «молочный брат» главы ада. Вскочил с меня как ошпаренный, но не забыл об этом рассказать инквизитору. Месяц мордовали, поломали всё, что можно, но так, чтобы ноги передвигала, и на плаху. Пока вели к плахе, ложили на её –  от боли и ужаса прокляла всех и себя в том числе. Палач умело отсёк голову, повредив пятую, волевую чакру.

     Действующие лица те же, только добавился подручный палача – в этой жизни – мой старший брат.

     В другой жизни на рыцарском турнире боролся я за приз – руку, сердце и графское состояние невесты. Соперник, брат в этой жизни, победил, выбил меня из седла. Будучи уже победителем, подошел и ударил кованым сапогом рыцаря в правый тазобедренный сустав, раздробил его, сделав на всю жизнь инвалидом. Это отразилось и в сейчас – смазка в сустав не поступала.  Лет через  пятнадцать  я  убил его из арбалета. Меня тутже зарубили его слуги, но в то мгновение я был счастлив.

    Так завязывался узел – из действующих лиц для следующей драмы.

    Чувствую, что мы встречались ещё, в других жизнях. Чтобы выяснить это,  вновь безмолвный иду в прошлое.

     Вижу вечеринку у костра. Люди и сам одеты в толи испанские, толи цыганские праздничные одежды.    

   Я женюсь завтра, невеста сосватана. Мы с Катариной любим друг  должны танцевать весь вечер в паре – иначе не смываемый позор жениху. Мы станцевали несколько танцев. Я отлучился в кустики на несколько минут. Вернулся, вижу, моя невеста  танцует с другим – подручным палача из прошлой жизни. Я остановил её, рывком поворачиваю к себе и с вопросом: «Что же ты наделала?» убиваю ножом. «Это судьба. Я знала, что ты мне не простишь, любимый. Я боюсь его, и не могла ему отказать» – прошептала она. Я целую её и кладу на землю. Кто-то бьёт ножом в спину и, вытащив, бросает его к моим ногам. Я узнаю нож отца невесты. Рядом стоят отец, мать, брат невесты с ненавистью глядят на меня и проклинают. Я умер, упав на труп невесты.

     Тогда, от пережитых чувств я выскочил в здесь и сейчас. Позже, я вновь попадаю в то время и вижу, как отец дал нож сыну, а тот ударил.

      Так в узел действующих лиц добавилось ещё одно лицо – брат невесты, в настоящем – мой сын.

      Отец невесты, он же палач, он же –  отец мне в этой жизни.

      Мать невесты, она же – инквизитор и – мама мне в этой жизни.

      Мишель, Катарина, она же –  жена в этой жизни.

      Около года я ходил в прошлое, размышлял, что делать с полученной информацией и каялся – простил маму, папу, простил жену, сына, брата, попросил и получил у них прощение, поблагодарил за то, что они классно сыграли такие разнохарактерные роли в спектакле жизни.

       Из этих походов я понял, что из жизни в жизнь – то я хороший и меня…, то я бяка, и я кого-то…, а затем меня – так вертится колесо моей судьбы, и то, что происходит сейчас, подготовил когда-то сам.

       Легко сказать про себя – я был бякой в какой-то там жизни, но то, что стало причиной аденомы, простатита у меня сейчас – вообще ошарашило.

        Оказалось мы встречались гораздо раньше. Жил я тогда в Индии, женился на вдове, у которой была девятилетняя дочь. Некоторое время всё было хорошо, но однажды я изнасиловал падчерицу, затем ещё и ещё.

       Я, сегодняшний, сгорая со стыда, со слезами бессилия что-либо изменить смотрел это «кино», а тогдашний, как обыденное дело, творил паскудство с ребёнком.

      Позже моё финансовое положение ухудшилось, и я продал падчерицу в проститутки. Жена, узнав об этом, заболела и умерла, перед смертью прокляла меня. Потом я заболел, доживал последние дни в грязи приюта для бездомных, где встретился с больной сифилисом падчерицей. Она узнала меня и тоже прокляла.

Падчерица, инквизитор – мама мне в этой жизни.

Жена – жена мне в этой жизни.

       В этой жизни я лишь раз становился на колено поцеловать после присяги боевое знамя, а тут, сегодняшний, рыдая упал на колени и заливаясь слезами умолял простить меня, простить ради себя, ради всего для них святого. Ведь вина за позорный поступок, проклятья в том времени, грузом давят на всех нас сейчас и в какой-то степени передаются негативными программами детям и внукам. Моя гордыня исчезла мгновенно, что ещё лепетал, не помню. Стоял покорный, готовый смеренно принять любое их решение, любое наказание, а они простили, подняли меня с коленей, обнялись и плакали. Так мы подарили себе, детям, внукам прощение. Глаза полные слёз, весь зрительный экран озарился ярким белым светом, с изумительным арнаментом огненно залотых лучей, светом очищения и исцеления. Свет наполнял любовью, чистил и исцелял всех нас.

       Виновен? Конечно – да, да, но в том сценарии требовалось сделать то, что сделал. Сейчас знаю, что только соблюдая закон Творца, не накрутишь кизяки на колесо своей судьбы.

 – Не хочу! Не буду! – вопиёт всё во мне! Чувство вины, тяжести, безисходности тает с каждым очищением.

       Тогда шагнув в безмолвие, я взмолился: «Господи, покажи, если есть, хоть одну жизнь, прожитую мною по Твоим законам, или близко к ним!»

       Вижу: я молодой, красивый парень в холщовых, домотканых, грязных: рубахе и штанах, босой стою в толпе вооруженных, разномастно одетых мужчин, которые с любопытством рассматривают меня, отпуская по моему поводу разные колкости. Подошел ещё один, видимо старший. «Ну-ка, хлопче, расскажи, кто ты?» — спросил он.

       Родился в семье холопов – начал я рассказ. Батьку помню смутно, продали его за свору борзых. Хороший был бондарь, говорила мама, а весельчак –  первый на селе. Так вырос. Я и Анюта полюбили друг друга. Пошел к барину просить разрешение жениться. А он, кобелина – женись, но сметанку, первые брачные ночи, мнеее – говорит. Я молча вышел, угрюмый шел лугом домой. Пришел, а мама говорит: «Анюту к барину забрали».  Выбежал я из хаты в степь, упал на кургане, в злобе колотил кулаками землю, но только распалялся. И решил, прищемлю барину хотелку, чтоб не повадно было чужих невест портить. Взял нож и ночью прокрался к барину. Хлюпик оказался он на расправу. Верещал как поросёнок, пока я его евнухом делал. Опыта же нет в коновальных делах, да и нож тупой попался. Говорили мне после знакомые –  сорвал барин голос, так поросячьим голосом и говорит. Анюту жалко, утонула – сама в омут бросилась. Маму жалко, одна осталась. Ушел я из холопства, искать свою долю. Наши с Анютой мечты о счастливой жизни похерил барин своей «хотелкой».

      Мама, отец – мои родители в настоящем, а Анюта –  моя жена.

      Картины моей жизни, были, видимо, знакомы слушающим.  Вначале слушали угрюмо, а, услышав «прищемлю хотелку»    смеялись до слёз. Сквозь смех прорывалось: «Ай да хлопец, за ночь научил барина говорить по-поросячьи». Смеялся  и  старший,  от  души,  а  потом сказал: «Прищемил таки барину хотелку. Ну-ну. Здесь ты нам брат, а зваться будешь – Лихосмих. Ты, я чую, любое лихо рассмешишь».

       Братья учили драться на саблях, кинжалах, лихим джигитом скакать на лошади, стрелять – всяким военным хитростям, нужным в казачестве. Я упивался свободой, защищал её, как мог, чем сыскал у друзей уважение и должность десятника. Верно, учуял старший – балагур, бандурист я по крови. Вечерами, у костра, бандура сама шла в руки, пальцы перебирали струны, песни, частушки, прибаутки сами лились наружу. А если играл плясовую – плясали все – пыль столбом. В длинных, скучных походах, назначу дозор, сяду по бабьи в седле, бандуру в руки и полились частушки. Откуда что бралось? Сам не знаю. Хлопцы хохочут, до слёз, с сёдел сползают, даже лошади зубы скалят. Скука, грусть-тоска за версту обходила. Хлопцы за меня –  горой, я за них – жизнью – не раз проверено.

      В один из таких вечеров у костра, я, видимо, подошел близко к нему. Он, заметив меня, спросил: «Ты кто?»

— Я это ты в будущем – ответил я.   Ну и как там? – спросил он.

Всё хорошо, только денег не хватает – ответил я.

 Денег у тебя не хватает? — спросил он удивлённо и тут же снял папаху, бросил в неё перстень, и пустил по кругу. Каждый бросал в папаху перстень, серёжку из уха, браслет, кинжал – самое дорогое, что было у каждого. Всё делалось легко, от души.  Дух бесшабашной щедрости витал над нами, толи потому, что папаху по кругу пустил душа компании, толи это их обычное состояние. Папаха дошла до меня, и я бросил в неё какую-то купюру, из наших хохлобаксов. Папаха вернулась хозяину.

 А это, что такое? – спросил он, разглядывая купюру.

Такие у нас деньги – ответил я.

Это ваши деньги? – удивлённо спросил он, и рассмеялся, тыча пальцем в портрет на купюре, как в карикатуру. Купюра пошла по рукам, и каждый, взяв её в руки, смеялся громче прежнего. Вся компания каталась по траве от смеха. Видимо, изображённого они знали совсем другим, а мы увековечили – его «пыку», ему в «пыку», поместив портрет на деньгах, аможет оценили его влияние на духовный рост нации. Лихосмих  протянул мне папаху с  ценностями.

   Я с удивлением взял папаху, не зная, что с ней делать.

   Погиб молодой, легко, в лихой, казацкой атаке, упоённый боем, азартно что-то крича, словно ветер, летел он на ворога, на встречу солнцу, счастью, свободе, удали и бессмертию. Погиб свободный, с радостью полноты жизни и хорошо сделанного дела. Счастливая улыбка и после смерти озаряла его лицо – видимо встретил там свою Анюту.

   Да, барина встречал я в нынешней  жизни, также кабелирует, также учат его говорить по-поросячьи, но безуспешно, не те, видимо, методы.     

     Походы в прошлое не считал, но каждый поход чем-то вызван. Как-то стали донимать кошмары. Снится, что я стою в ступоре, не могу пошевелиться, а ко мне ползёт змея. Она и так здоровенная, а по мере приближения ко мне, ещё увеличивается, а я ж стою. Она подползает, поднимается и, глядя, не моргая, в глаза, медленно приближает голову к моему лицу, словно наслаждается моим ужасом, слизывает выступившие капельки холодного пота. А я ж стою, как колода, только сердце, стуча набатом, готово выскочить из груди. От ужаса, просыпаюсь в поту. Что я только ни делал, чтобы понять: «Что это значит, чему учит этот сон?» Вспомнил каждую змею, убитую мною за жизнь, прочитал о них кучу литературы – полезные они, оказывается, в Матушке Природе. Вот тогда я в безмолвии пошел к Змее, попросил прощение, что не понимал её назначение, простил её за укусы, получил прощение и в подарок – змеиную Мудрость, которую осваиваю. Кошмары исчезли. Бывает сниться Змея, стоит передо мной скалой – не пускает – будто говорит: не ходи, и не иду. Бывает Змея подползает спереди, заползёт за спину, поднимется и положит голову на плечо, дремлет – сигнал осторожно – будь по-змеиному Мудрым. Опасность миновала, лизнув ухо, змея уползает. А если устану, хочу опереться на что-то – она тут как  тут – поднимет голову, подставит её под мой локоть – обопрись, мол, отдохни.  И ни каких ужасов – она же друг – пусть и такой. Любите себя и всё сущее, и всякий поможет вам.

    Конфликты, как накипь, гармонизировал одни, всплывали другие. Так всплыл и заполнил сознание страх смерти, как утраты индивидуальности, своего Я. Теоритически знал, что моё Я – вечное, в нём хранится всё ценное, а практически, страх, ледяной рукой всё сильнее и сильнее сжимал моё сердце, мешая ему  работать.

    Тогда я, безмолвный, пошел к Смерти с просьбой показать в щадящем варианте несколько моих кончин.

     Смерть, та что с косой, охотно показала свою работу.

     Вижу и чувствую себя глубоким стариком, которому Смерть – освобождение от изношенного, больного тела. Я-старик с улыбкой встречаю Смерть, как избавление. Смерть отделяет Серебрянную нить от тела, помогает мне выйти из него, как из скафандра. В моём Я ничего не изменилось, только исчезли сигналы боли из разных органов тела. Я знаю, чувствую, что всё ценное, каждая чёрточка характера, мой опыт созидать и разрушать, любить и ненавидеть – всё во мне, я, как личность, тотже. Я иду за «новым платьем» – телом, за  опытом жить гармонично.

    Прошу Смерть прокрутить «кино» обратно. Я там, и тот Старик говорит мне: « Я устал бороться, устал от болевых ощущений. Я согласен временно вернуться в тело, только с целью познания, для нашего, с тобой, духовного роста, и это мой последний в этой жизни урок.»

    Смерть соединяет Серебрянную нить  с  телом, тело  вздрагивает. Я–старик  вхожу в тело и располагаюсь в нём как и прежде. В моём Я ничего не изменилось, только почувствовал боль и усталость изношенного тела.

    – «Я делаю только это, и ничего другого – сказала мне Смерть. Я помогаю оставить изношенное, повреждённое тело, когда вы передаёте себя мне. Это ваш выбор. Мне всё равно, что произойдет, после того как я отсоединю серебряную нить, толи вознесётесь, как мессия, толи вновь будете искать возможность родиться в материи. Если кто-то воссоздавая тело, борется за жизнь – это его воля, и опыт воссоздавать нужен ему. Таков Закон Творца. Некоторые люди, обычно это ведьмы, колдуны, считают, что их знания и опыт помогут исцелиться, но деформация тела больше их умения воссоздавать. Не готовы вы ещё жить вечно в однажды полученном теле, но идёте к этому. Логики вы, а логический ум не может  оперировать с такой величиной как ВЕЧНОСТЬ. Вы подошли к предельно малым и большим величинам, но это не БЕСКОНЕЧНОСТЬ. Активная работа правого полушария, души позволит вам познать и эту ступень. Скоро мне будет гораздо меньше работы.»

    Смерть – идеально нейтральна, её не ощущаешь как человека, или другое живое существо. Она великолепный работник и учитель. Ледяное дыхание, холод смерти – это наш страх. Так мозг ощущает  последние сигналы органов выключенного, остывающего тела. Так описали свой страх смерти писатели и их видение «упало на плодотворную почву».

    Информация о прошлом дала повод для размышлений. Я понял почему: отец любил и бросал нас, мама любила и ненавидела отца,  я родился тяжело и в «рубашке», мама тиранила меня и жену, когда жили вместе, за что мама умирая просила и просила прощение. Моя эта жизнь, как следствие прошлого: стала ясной логической цепочкой. Я всё, всем осознанно, искренне и с любовью постил. Моё прощение приняли. Я принял  прощение других. Обнаружу новый конфликт – покаюсь, и стараюсь не нарушать Законы Мирозданья. Зачем тянуть конфликты в будущее. У каждого есть семья, дети, внуки и они пришли почему-то именно к нам? История человечества – сплошь войны – между родами, религиями, нациями, с природой. Замахнулись на другие планеты: «И на Марсе будут яблоки цвести». Нужны марсианам яблоки – как нам колорадский жук.

    Знание прошлого позволяет:

1 —  осознать истоки страхов и «непонятных» поступков своих и чужих;

2 — увидеть способ освободиться от чувства вины, выйти из состояния жертвы, переоценить свои – надо и должен, и оставить нужные душе;

3 —  осознать, почувствовать свою готовность востребовать и взять свои права сына Бога – бесконечное совершенствование.

    Проснитесь, подумайте, возможно, и у вас закручено также, и крутить дальше не куда – резьбу сорвём – надо раскручивать.

Успеха вам, ясности разума в этом. Да поможет вам ангел озарения.

 

Борис Бугров



Комментариев (3)

  • admin

    |

    Даааа….!!! Читала и было как-то не по себе. Ощущение какое-то странное… Ясно ощущала, в каком водовороте взаимоотношений вы жили и живете в этом своем воплощении… Автоматически сравнивала со своей…)) На контрасте с вашей жизнью поняла кое что о своей…) Благодарю вас, Борис.

    Ответить

  • Борис

    |

    В начале я писал для себя, будто выворачивал себя наизнанку, чтобы разобраться, осознать. Это потом я понял, что я ОДИН ИЗ МНОГИХ, что другие шли по этой же или подобной дороге. Так что секретов ни каких. Чтобы убрать ГРЯЗЬ, надо её УВИДЕТЬ и понять её ИСТОК,
    Вот поэтому и попросил Ирину опубликовать эту статью, возможно кому-то пригодится.
    Успеха нам всем в очищении.

    Ответить

  • любовь

    |

    Благодарю вас,мне многое виделось.а ум говорит -сказки,а теперь вижу как наши судьбы закручены…мира и света вам Борис, и нам всем!!!

    Ответить

Оставить комментарий

Пространство для общения

LOADING...