Сердце Мира всегда спокойно

66i5r83vtk4

Если вы отдадите себя Высшей Силе, то всё будет хорошо. Эта Сила знает всё о ваших делах. Вы обязаны пожинать плоды своих действий, только пока считаете себя делателем. Если же вы отдадите себя и признаете своё индивидуальное «я» лишь инструментом Высшей Силы, то эта Сила позаботиться о ваших делах вместе с плодами действий. Они больше не затрагивают вас, и работа продолжается беспрепятственно. Признаёте вы эту Силу или нет, схема вещей не изменяется. Меняется только точка зрения. Поезд везёт вас и ваш багаж независимо от того, лежит ли багаж на вашей голове или на полу вагона. Вы не уменьшите тяжесть поезда, положив груз себе на голову, а только без необходимости переутомите себя. Подобным грузом является и чувство делателя, с которым люди действуют в этом мире.

Рамана Махарши

Что же произойдет, если мы примем всё так, как есть?

Жизнь будет продолжаться, но мы будем находиться в другом психическом измерении — в Потоке принятия. Это другое состояние души и тела, состояние осознанности. У нас появится доверие к самой ткани жизни, к непрерывно разворачивающимся ситуациям, к Потоку перемен. Мы начинаем ощущать этот Поток как учителя и друга. Мы начинаем видеть: всё, что происходит, существует для нашего обучения и развития; мы находимся в школе. Если урок не выучен, он повторяется. Если снова не выучен – то третий раз, но уже больнее и с палкой. Если выучили, прошли ситуацию, расширили своё сознание, тогда эта ситуация больше никогда не повторится. Потому что уроков много. Наша задача – пройти их экстерном. И у каждого свои уроки. При подобном отношении к себе и к жизни происходит удивительная вещь: мы перестаём тратить силы на борьбу с Богом.

Что делают люди? Они постоянно воюют с тем, что есть. Люди хотят изменить существующее положение вещей в соответствии со своими желаниями. Не желая учиться, они борются с ситуациями, которые непрерывно творятся Источником для их обучения. На эту бессмысленную борьбу люди тратят всю жизнь, не понимая, что Сердце мира всегда спокойно.

qoi6l53qtlk



Комментариев (6)

  • Любомир

    |

    А если человек принимая происходящее в материи хочет понять понять отдалённый или конечный замысел ТВОРЦА
    — А ЗАЧЕМ ВСЁ ЭТО НАДО?
    Есть такое понятие КАРМА.
    Как не наработать карму — если в ходе ЗАЩИТЫ дорогого уместно убить кого-то?
    По себе знаю, что даже не убивая, просто участвуя присутствием в толпе совершающей негатив — Душа стонет и требует гармонизации.
    Трое моих знакомых афганцев, так и не решили этой проблемы ушли через суицид. В Америке после Вьетнама были созданы РЕАБИЛИТАЦИОННЫЕ ЦЕНТРЫ ДЛЯ УЧАСТНИКОВ этой войны.
    Я против убийства, агрессии, против насильственной смерти, крови — кого бы то нибыло — а как реагировать на события в ЛНР. ДНР?

    Ответить

    • admin

      |

      Я думаю, прежде надо изучить информацию, доводы, причины тех или иных поступков обеих сторон и реагировать — по совести.

      Ответить

  • Любомир

    |

    Возможно так буду понятен.
    ДЕВОНА
    (сумасшедший, человек с девом (чёртом) в голове, придурок)
    «Разведка должна вестись непрерывно, целенаправленно, всеми имеющимися способами и средствами» (Из инструкции).

    В частях, ведущих боевые действия, ведется журнал учета разведанных, в котором, как в любом бюрократическом документе, име¬ются графы: номер по порядку; дата записи информации; источник получения; краткое содержание; кто ознакомлен с ней; какое при¬нято решение.
    Однажды мушаверы (советники) ХАДа записали в журнале, они регулярно сооб¬щали нам все полученные новости, что в безымянном кишлаке, распо¬ложенном в пяти километрах на север от кишлака Веха собралось около 300 вооруженных душманов. Комполка ознакомился с этой записью.

    Начальник ХАДа Бадахшанской провинции – Джалиль, его советник Николай Усов, начальник Царандоя (милиции) — Вакиф, его советник – Валерий Жаринов. (с лева на право)
    Затем уже разведчики «Алмаза» записали в журнал примерно то же самое, командир прочитал и приказал начальнику артиллерии до¬ложить своё мнение.
    Потом начальник разведки полка от доброжелателей узнал и запи¬сал об этих же духах. Командир прочитал и написал: “Нач. арт. Спланировать и нанести артудар по скоплению душманов».
    Спланировали поднять корректировщика на вертолете, всем дивизионом нанести удар и уничтожить духов. Огонь открыть в четыре часа тридцать минут такого-то числа.
    В это время рассвет только зарождается. Солнце еще за горами, но уже чувствуется приближение могучего светила. Прохладно. Тихо. Только ранние птицы, просыпаясь, осме¬ливаются нарушить тишину, но это не губит, а украшает, подчерки¬вает её.
    Пушки, вытянув стволы, как гигантские сказочные чудовища шеи, словно принюхиваются к противнику. В 4.30 первый выстрел. Улетая, прошелестел снаряд. Ожидаем. Коротко взбрехнул радист. Что-то покрутил наводчик. Выстрел. Зашелестел второй снаряд. Ожидаем. Пристреляли — «Беглый огонь!»
    БМ-24 — внучки легендарной «Катюши», составляющие реактивную батарею, расчехлены, отъюстированы, предварительно определены и установлены на прицелах данные стрельбы. В 4.30 ручку передвинули на первый контакт. Вырвалось пламя. Снаряд, задержавшись на мгно¬вение для набора силы, сорвался, прочертив в утреннем небе громадную огненную дугу, скрылся. Ожидаем. Взбрехнул радист. Что-то покрутил наводчик. Ручка передвинута еще на одно деление. Снова сноп огня, задержка и огненная дуга. И тогда залп мощью всего дивизиона.
    «Внучки» и пушки, каждая в отдельности, исполняют свою партию страшно и громко, и уже хором выдают мелодию, похожую на боевой клич Титанов, которые в благородном гневе бросают громадные камни в невидимых чудовищ. Гиганты разъярены и разгорячены работой так, что даже земля горит под ногами, то выгорает высохшая трава. Реактивные снаряды, как молнии Зевса, улетая, чертят громадные ог¬ненные дуги в голубом утреннем небе. Какая мощь, какая красота, как захватывающе величественно смотрится эта картина. Каким надо быть умным, благородным человеком, чтобы создать это. Голос корректировщика с высоты, с восторгом вещает о том, что скопление душманов накрыто, цель уничтожена. Этот голос привносит чуть-чуть божественности в наблюдаемую картину. И я, наблюдая с телячьим восторгом, испытывал гордость за причастность к этому, как гордят¬ся люди тем, что строили Днепрогэс, Магнитку, БАМ.
    Но вот титаны умолкли, расчеты еще суетятся вокруг них, слов¬но колдуны, успокаивающие великанов, гордо застывших на позициях и готовых в любую минуту продолжить свою адскую работу.
    Артудар закончили бодрыми докладами о ликвидации крупной банды душманов.
    Где-то через неделю, мы с переводчиком поехали в город за овощами и канцтоварами. Остановились на площади, вышли из машины и направились к дуканам. Тут я обратил внимание на сидевшего на корточках афганца, который, раскачиваясь и не замечая ничего и никого вокруг, пел что-то скорбное, тяжёлое и трагическое. Слезы катились по его щекам и капали, катились и капали, оставляя в пыли две мокрых дорожки, не давая им высохнуть в адской жаре.
    «Хафиз, — обратился я к таджимону, — переведи, о чем он по¬ёт?» Хафиз сначала отказывался переводить, просил уйти, ссылался на то, что афганец плохо отзывается о шурави, но я повторил при¬казание. Хафиз стал переводить слова афганца.
    «Я, проклятый Аллахом, Абдурасул. Была у меня, несчастного, старенькая мадар (мама), чтоб пропасть мне. Был у меня падар (отец), умереть бы мне. Была у меня любимая ханум (жена). О, горе мне, горе. Были у меня кишкина боча (маленькие дети): шесть мальчиков и четыре девочки. О, горе мне, горе. Такие ласковые и красивые. О, горе мне, горе. Жили мы в кишлаке, что возле Веха. О, горе мне, горе. Но, видимо, чем-то прогневили Аллаха. О, горе мне, горе. Я уехал торговать, чтоб отсохли мои ноги. Товар про¬дал удачно, купил всем подарки и радостно шел домой. Чтоб лоп¬нуть мне. Меня, девона, не насторожило то, что не было видно дыма над кишлаком. Сдохнуть бы мне. Не насторожило и то, что на крыше домашние не встречают меня. Умереть бы мне. Не насторожило и то, что ко мне не бегут с радостными криками мои дети. О, горе мне, горе. Я, толстокожий осел, еще не почувствовал беду и тогда, когда увидел разрушенный кишлак, засохшие деревья, упавшие дувалы, умереть бы мне хотя бы в этот миг, чтоб я не видел как соба¬ка несёт руку. О, горе мне, горе. А на руке блестит браслет, подаренный мной жене. О, Аллах, почему я не умер хотя бы в этот миг, чтобы позже не видеть трупы убитых и растерзанных мадар, падар, ханум, кишкинтай. О, горе, мне, горе. Чем прогневили они те-бя, Всемогущий, что ты не оставил в кишлаке никого в живых, чтобы хотя бы они похоронили погибших, и не оставили их на пожи¬рание собакам? О горе мне, горе!
    О, Аллах, скажи мне, для чего я живу? О, Всезнающий и Всемогущий, почему я не сошел с ума, отнимая у собак руки, ноги моих родных? О, Всесильный, скажи, как мне вырвать из груди огонь, что жжет меня день и ночь беспрестанно?»
    Не ожидая ответа, он начал снова своё повествование. Он говорил о своих детях, а я видел своих, он говорил о своей жене, матери, а я видел своих. Каждая услышанная фраза, словно но¬жом на теле наносила новый штрих, рисуя эту ужасную картину. Я зримо представлял себя на его месте и весь пережитый им ужас, до явной, физической боли.
    До этого считал, что кровная месть — это анахронизм, что это чувство не для меня, а после услышанного почувствовал готовность зубами вцепиться в глотку любого, даже интернационалиста, если он допустит что-либо подобное в отношении моих родных или знакомых.
    До сих пор ругаю себя за то, что испытывал чувство телячьего восторга по поводу убийственной работы артиллерий¬ского дивизиона.
    Позже от сотрудников ХАДа стало известно, что в этот кишлак приходил афганец-мошенник и требовал у старейшин деньги, много денег, но не получил их, и тогда он пообещал расправиться. Для этого в разных уголках базара рассказал о том, что, якобы, в этом кишлаке скопилось большое количество душманов, надеясь, что об этом узнают советские и накажут жителей. Так мы и поступили.
    А Абдурасул, со временем, действительно сошел с ума. Позже я видел, как он, улыбаясь, ходил пляшущей походкой по базару, напе¬вая что-то веселое и, постукивая посохом о землю, заставлял зве¬неть привязанные к нему колокольчики. Только заметив шурави, он замирал на мгновение, что-то видимо изнутри, из тайников сознания еще смутно беспокоило его, но затем улыбка вновь делала его лицо счастливим, и снова лилась какая-то веселая мелодия, и он продол¬жал свой бесконечный танец. Вот еще один убежал от нас, от реальности, в мир безумства. А может, покинул безумный мир?
    Я слышал, что одни дяди доводят других до безумства, но впервые узнал человека, сошедшего с ума, в результате и моих действий.
    Позже, за героизм, мужество, отвагу и отменную боевую выучку группу артиллеристов, в том числе и за этот бой, наградили орденами, медалями и кошмарами.

    Примерно тоже самое творится ЛНР и ДНР. История повторяется только уже у себя на родине.

    Ответить

    • admin

      |

      Странно, а мы думали, что живущих в ДНР И ЛНР расстреливают за то, что они захотели говорить и писать на русском? Их беда в том, что они были не едины в своем желании, в отличии от крымчан.

      Ответить

  • Любомир

    |

    В настоящее время жители даже западных областей Украины спокойно относятся к людям говорящих по-русски. Хотя была напруга в этом.
    А в Днепропетровской, Запорожской, Донецкой, Луганской и других областях восточной Украины люди спокойно, без опасения говорят и на русском и на украинском языках.
    СМИ врут нам о вас, а вам о нас.
    Кому-то это выгодно..

    Ответить

Оставить комментарий

Пространство для общения

LOADING...