Царь — Страна

Край без края — Русская Держава!rodina
Царь — Страна! Империя — Колосс!
Некогда владела ты Варшавой
И калифорнийским Фортом-Росс!

Исстари царила ты в Европе,
В Азии шагнула за Амур,
Основав Манжурский Севастополь —
Город Русской Славы — Порт Артур!

Русскими когда-то был заложен
Позже онемеченный Берлин,
Киев Русским был и Запорожье,
Вильный град, и Верный, и Харбин,

И гавайский Форт Елизаветы,
И так называемый «Далянь»…
Русские построили всё это!
Это наша — Русская Земля!

И Урга, и степи Казакстана,
И Яик-Горыныч, и Дунай,
Все пределы древнего Турана
Есть один Великий Русский Край!

От Ново-Архангельска до Вены —
Грумант, Калифорния, Памир —
Вот границы Русской Ойкумены!
Вот он — необъятный Русский Мир!

Степан Каминский



Комментариев (11)

  • Борис

    |

    Благодарю. Хорошее стихотворение.
    Но вот прочитал стих, автор хорошо потрудился над текстом, а вот о втором, скрытом смысле забыл. Я вот чём.
    Сопоставьте две фразы:
    — Я владею своей печенью!
    — Я един со своей печенью!
    И первая и вторая фраза предполагают то, что моя печень в моём организме и как-то работают, но во втором случае для печени лучше условия для работы.
    Образ Колосса — активирует мысль, что он был на глиняных ногах и поэтому развалился — так и ЦАРЬ СТРАНА, как и СССР, и видимо Тартария — что были построены не на достаточно крепкой основе.
    Подобное стихотворение можно написать и о завоеваниях Македоского, и завоеваниях Тамерлана, Чингизхана и о более свежем примере завоевания Гитлера и ещё более свежем примере присоединение КРЫМА.

    Ответить

    • admin

      |

      Думаю, Украина не далеко ушла от СССР и Тартарии…

      Ответить

  • Борис

    |

    Вам с гор УРАЛА конечно видней куда ушла Украина.

    Ответить

  • Ирина

    |

    Это видно не только с Урала. Вещи не всегда такие, как вам кажутся на первый взгляд. Вы же судите о Крыме? Почему я не могу высказать своего мнения об Украине? Вы верите своему ТВ, а я своим родственникам, живущим в Крыме.

    Ответить

  • Борис

    |

    Я не смотрю ТВ уже лет пять. И сам процесс присоединения Крыма, эти манипуляции с флотом, воинскими частями не украсили ни Россию ни Украину в целом, ни их дипломатов, ни юристов, ни президентов в частности..Просто стало ясно что обе правящие стороны готовы пойти на ВСЁ ради достижения своих амбициозных целей и мораль, этика, честь, совесть здесь совершенно не учитывается. Украина РОДИНА моих родителей, а значит и моя и Россия для меня не простой звук и мне больно, что между Россией и Украиной сложились такие вот отношения. Я сам не подниму руку на россиянина и детям и внукам сказал чтобы и они не поднимали — Лучше быть осужденным чем быть убивцем Славянина — РОДственника своего.

    Ответить

  • Борис

    |

    ПОКОЛЕНИЕ 1941-1945-х
    (дети войны)

    Смешалось всё, так месят тесто. Как пишут нам ученики:
    «Для подвига всегда есть место … когда у власти дураки».

    Родился – подвиг, выжил – чудо, возвысил душу – волшебство.
    За ум бы взяться нам не худо – Дурных деяний большинство.

    Шла ВОЙНА, Земля стонала, Смерть гуляла, как могла.
    Одна женщина рожала. С каждой тысячи одна.
    И другие моги б тоже. Но поймите – шла ВОЙНА.
    Я родился и, похоже, мне и их судьба дана.
    Тех, не родившихся на свете, детей не сделавших шажка.
    Быть пред ними мне в ответе, и эта ноша ох тяжка.
    За них и жил я, по приказу служил, шагал, любил, страдал,
    Нёс всё, что выпало, ни разу Не бросил ношу, не роптал.

    Мы их включали в коллективы,
    Трудились мы за тех парней,
    Сажали скорбные мы ивы,
    Чем, будоража мир теней.
    Когда сражались за Рассею,
    Хоть больно, но понятно мне
    А как рванули за идею,
    То стало горько мне вдвойне.
    К тем, не родившимся, что пали
    Прибавь и пробуй-ка нести.
    Уста нам Родины сказали:
    «Обязаны! должны идти …!»
    За тех, что пали, там, в Афгане,
    Живые ношу понесут…
    Нам бы собраться на майдане
    Да выложить на общий суд.
    Не суд нам нужен, а уроки.
    И в назидание другим
    Устам бы тем, побольше сроки,
    Чтоб у преемников работал ум,
    Чтоб не готовили подспудно
    Афган когда-то, Крым, Чечню,
    Чтоб исподволь, то явно, нудно,
    Не лили в уши нам брехню,
    Чтоб уважаемое … быдло
    Зауважали, наконец,
    Чтоб уж сегодня было видно,
    Что безобразиям конец,
    Чтоб у руля, то бишь — корыта,
    Сидела Светлая Душа,
    Чтоб искренне признать, открыто,
    Что жизнь – ЕЙ БОГУ, ХОРОША!
    1996 год.

    Ответить

    • Людмила

      |

      Просто нет слов! Все,что созрело у меня в душе,было написано в 1996 году! Прекрасно,что есть такие ЛЮДИ,как Вы!

      Ответить

  • Борис

    |

    НАЕДИНЕ С СОВЕСТЬЮ

    Родился, как все, я на грешной земле.
    Земное, как всем, мне не чуждо.
    А тот, кто с рожденья таится во мне,
    Пытает: «Кому это нужно?»

    Вопросов: «Зачем? Почему? или Как?»
    Миллионы он мне предлагает.
    Промямлишь ответ на один кое-как,
    А сотня других возникает.

    Зачем я родился, коль бросил отец,
    А мама мне жизнь усложнила?
    Как видно, мудрее есть в мире Творец,
    Вот ОН-то — наивысшая сила.

    Мне в детстве все ясно – там радости море
    А трудности — так, не всерьез, понарошку.
    Светло от надежды: и горе не горе,
    Лишь солнце посмотрит в кривое окошко.

    С надеждою ждал — только стану 6ольшим,
    Так , 3ло возложу я на плаху.
    Но вскоре и сам незаметно стал злым.
    Прости, что невольно дал маху.

    Нам сказки убийства рисуют не раз,
    С пеленок к нам Зло прилипает.
    На жизнь Колобка покушались пять раз…
    Не дьявол ли их составляет?

    Любовь появилась годам к двадцати,
    Вопросы и тут в наказанье:
    «Что в девушке той я стремился найти?
    Красивую душу иль плоти желанье?»

    Афган был недавно, теперь вот — Чечня.
    Кому это нужно, ответь-ка?
    И льется нам в уши крутая брехня,
    А гибнут Махмуд, или Петька.

    Тебе это нужно, чтоб ты убивал?
    Иль счастлив ты будешь при этом?
    Вопрос за вопросом он мне задавал,
    Сам, прячась с ответами где-то.

    Есть Родина, Нация, Честь, на конец,
    Понятий миллионы бытуют.
    Кто ввел их в сознанье? Ежели Творец,
    То кто их землянам толкует?

    Вот Родина-мать, все вокруг говорят,
    Лапшу нам, цепляя на ушко.
    А кто посылает в Чернобыль ребят?
    Любимая мать иль кукушка?

    Кукушка Афганом дохнула, Чечней.
    Нам в душу, ну как Змей Горыныч.
    Сердца опалила кровавой войной –
    Рубцы кровоточат и ныне.

    О Родине, нации звенят словеса,
    Все хором кричат: «Отделиться!»
    Не в дружбе, а врозь, и встают волоса…
    О, ужас! Что стало твориться.

    Жестокость, убийства тут ныне в ходу,
    А хамство цветет, словно вишня.
    Закон попираем себе на беду,
    Его направляем, как дышло.

    Кому это нужно, чтоб кто-то страдал?
    Ответь-ка мне, тайный свидетель.
    За правду в ответ я жизнь бы отдал.
    Махнемся со мной, благодетель.

    Нам кто-то сомненья роняет в умы,
    Оценку деяний меняет.
    Мы белое черным зовем до поры.
    Так кто нас на это толкает?

    Так кто там таится, ну как мне узнать?
    Один или двое — кто знает?
    И кто из них правду желает сказать,
    А кто лишь туман напускает?
    Нам мир заключить бы навеки с тобой,
    Мой тайный свидетель былого.
    Клянусь, ведь ты знаешь, внутри я не злой,
    То жизнь воспитала такого.
    Как счастлив же тот, в ком совесть в ладу:
    С умом, намереньем и телом.
    Не скачет по жизни он, словно в аду,
    Поправки, внося между делом. 1991г.

    Ответить

  • Борис

    |

    Чорт зна що, толи ява, толи сон.

    В середу снилось чорт зна що, мов я воюю, я в УНСО,
    Афгана мало мне, Чечні, ковтнув по вуха цей брехни.
    Вступив.
    Дали там прізвище «Ухналь», папір, що пан я, не москаль.
    Позвуть: «Цю-цю!» шоб зараз був, комусь на вірність присягнув.
    Клянусь!
    Дали мобутовку, та брюки, на вию бубэн, списа в руки.
    Той одяг – колір камуфляж, в степу чорт знайде, тільки ляж,
    Клянусь.
    Як жеребчара молодий стрибає новий курінний.
    Такий обуче, та обтеше, а за посаду таке збреше…
    Клянусь!
    Побудував всих по-ранжиру, по ваги, росту, та по жиру,
    Зігнав це панство в череду: «Ось так підете на війну!»
    Клянусь!
    Возмить на тиждень пирогів, а ми укажемо ворогів,
    Щоб шлунок не приріс к хребту, та не гарчав щоб за версту.
    Клянусь!
    Повинні кожин день збиратись, як слід усім тренуватись,
    Робити з чучел борошно, пускати людство на дерьмо.
    Клянусь!
    Казавши там таке нам слово, та мабуть від ума більшого
    Став розмовляти сам с собою: «Такого «панства» в нас як гною…»
    Клянусь!
    Хвали цим дурням незалежність, щоб позабули незаможність,
    Наобіцяй им фунт, бо сто, та всих чекай в УНА УНСО.
    Клянусь.
    А потім можеш цих дурити казав: кого, та скільки бити,
    Кого на цім світи не треба… На це чекає вас порада….
    Клянусь!
    Наш керівник так гарно бае, паки корито не предбае.
    Як бачиш, розум це не дужий, а що до «панства» – він байдужий.
    Клянусь!
    На другий день, після роботи, залишив дома всі турботи,
    Цибулею з хлібом закусив, на сбір в УНСО я поспішив. Пішов собі!
    Залишив жіночку одну, зібравсь дурепа на війну.
    Ну голова, як ця макітра, а мозку в ній… нема Ії півлітра. Пішов собі!
    Склав хохлобакси вси в кишеню, сумние думи сунув в жменю,
    Залишив жінці гривень сто, я почвалав в УНА УНСО. Пішов собі!
    Пішов подригати клешнями, потренуватись з батогами,
    Потыкать списом в чучело, щоби вид серця видлегло. Пішов собі!
    Мандрую швидко пот прошіб, але на зустріч дид Архип:
    «Куди чвалуєш? Зупинись! На вие бубен, в жмені спис…
    Іде!?
    Іде. Чудовий одяг, колір – гною, та мабуть біса взяв з собою?
    Дивись, та одяг це не наш, летить, як відьма на шабаш…
    Куди?!
    Куди летиш? Чі близько ляхи? Чі турки з півдня гомонять?
    Алэ татарьски бачив бляхи? Хто самостійність хоче взять?
    Кажи?!
    Кажи ж ти, бісив подарунок, чі Гітлер лизе, але швед?
    Кого вид тебе жде рахунок? Чого мовчиш ти, дармоїд?
    Стоїть!?
    Стоїть, тай блимає очами. Кажи кого ж це нам знищать?
    Мабуть сусіда батогами, чі кулемет з хорона взять?
    Ходім.
    Ходім, достанеш кулемета, та зброю, що колись сховав,
    Покличеш «Батьку Очерета», він у Бендери керував.
    Ходім.
    Та годи дригати ногами, як застоялий жеребець,
    На кулемети з батогами, та вам в той мить буде кінець.
    Чекай.
    А кулемети проти кого? Кого в вороги записав?
    Чі вніс туди «Петра Кривого» — Вин «Мерседес» вчора придбав?
    Миколу – сторожа, падлюку, з картоплею вин колись стримав?
    Чі ланковий там е, тварюка, на працю в ранці подимав?
    Чі е це там Кузьма Третяк, що був в колгоспі голова,
    Всі пьем горілку – вин коняк… И досі падло ще жива…

    В цей мить схопився я вид жаху. Архипа слухати не став.
    Такий запише батьку, сваху, коли хтось інший не вписав.
    Наснится ж с дуру ось таке!? Заміст солоду – гірке.

    Семь членов УНА УНСО по указу Джохара Дудаева награждены медалью – «Герой нации», а организацию УНА УНСО медалью –
    «Честь Нации» – за участие в боевых действиях в Чечне.

    Ответить

  • Борис

    |

    Было время, как-то почти все вокруг, доставали меня моим не знанием украинского языка. Вот и родилось это.
    УДОСТОВЕРЕНИЕ

    — Здорово. Где это ты был? – спросил Сергей, приветствуя меня.
    — Отдыхал в Трускавце, пил нафтусю, общался с местными жителями. Затем заехал в Киев выхлопотал удостоверение – ответил я.
    — Какое удостоверение? – спросил Сергей.
    — На почитай – ответил я, подавая корочки пахнущие типографской краской.
    — Сергей читает: ПОСВИДЧЕННЯ
    Дано, пану Бугрову Борису Александровичу, мешканцю міста Дніпродзержінск, в том, что он лично, его батьки та діти:
    — голодомор на Украине и в других державах не учиняли;
    — украинский, а равно языки других народов не притесняли, учебные заведения, с обучением на языках местных национальностей, не сокращали;
    — былое украинцев и других народов не извращали, и не ганьбили;
    — вносят посильный вклад в развитие экономики Украины;
    — законы Украины и требования местной власти соблюдают.
    Установлено:
    — батько та ненько Бугрова Б.А., родились, выросли на Украине, имели семьи. В голодомор поховали дітей и супругов в брацких ярах. Не бажая вживати парену лебеду, поїхали працювати в Грузию, где и стали супругами;
    — батьки неньці: Орел Кузьма Григорьевич с жінкою Василисой родились та виросли на кіровоградчіне, поховані в г. Дніпропетровське, (могили снесены);
    — батьки батька: Бугров Александр Александрович с жінкою поховані в Одесі (могили снесены);
    — ненько, Бугрова Софія Кузьмінічна похована в г. Днепродзержинске.
    Податель сего: — білошкірий, европеец; — думает и говорит на русском языке, вчіть мову та звичаї українців. Вже пізнав що це таке: гроші та бакси, снідати та Снід, незалежність та незаможність, жінка та коханка, ліжко та краватка, сало, горілка, кухлик, спідниця, панчохи, дрочити, гумовий нацюцюрник, міжповерховий дротохід, парасолька, набридло, та пішов ти …, що чоловіку, та громадянину України, взагалі досить, бо частину о цих слів и письменник, пан Котляревській, не знав.
    По Констітуціі України, пан Бугров Боріс Александрович, його жінка, їх діти і потомки являються: громадянами України, та як люба людина в світі, мають право жити, як бажают, міркувати та розмовляти улюбленої для них мовою, нидь би папуаскою.
    Посвідчення пред’являть для вразуміння, будь якім лицям, радіючим до крови, за бездоганну чистоту мови та крові українців.
    Хоча, все марно, о цим и Місія не указ.
    Голова державного архива досвіду та розума України.
    (печать) Пан (підпис) Сэмэн Сэмэнович Пэрэтятько
    М. Київ. 25-04-2009 р.
    — Да, вооружился. Теперь тебе и Рух не страшен – улыбаясь, сказал Сергей.
    — Дай-то Бог, – ответил я.

    Ответить

  • Борис

    |

    СТРЕЛКА С СОВЕСТЬЮ

    Утро. Вальяжной походкой хозяина, осознающего свою значимость, идёт к себе президент фирмы Виктор Владимирович Пройдоха. Едва закрылись за ним двери кабинета, как раздался крик ужаса. А-а-а-а! Затем истошным голосом шеф приказал: «Зама по безопасности ко мне, быстро!»
    Секретарь вызвала зама.
    С пистолетом наизготовку, в кабинет шефа влетел зам. Быстро оглядев кабинет, и не обнаружив посторонних, опуская оружие, произнёс: «Здравствуйте, Виктор Владимирович, вызывали?»
    — Да, чёрт возьми, вызывал! Месяц назад я дал тебе фото некой мадам и приказал не впускать Её, ни под каким видом – в гневе произнёс шеф.
    — Да, помню, охрана в курсе, фото на каждом посту – ответил зам.
    — Так почему она в моём кабинете, чёрт вас возьми!? – заорал президент.
    — Где? Здесь кроме нас никого нет – ответил зам.
    — Как нет? Только что была. Она свободно шастает, а охрана спит! Уволю! Всех уволю! Без оплаты уволю, к чёртовой матери – заорал шеф.
    — Да кто она такая, эта мадам-невидимка? – спросил зам.
    — Кто, кто – Совесть моя – ответил шеф. В юности за кучу бабла экстрасенс усыпил Её у меня. Она спала, а я жил и работал себе спокойно. И вот, на тебе, проснулась, продрала глаза, явилась – здрасте, Виктор Владимирович, говорит! А куда я с ней? Узнают братаны – хана мне. Домой бы пришла, там, иногда, ещё можно с ней жить, дак нет же, она в офис припёрлась. Сволочь!
    — Что ты скажешь на это? – спросил шеф, после затянувшегося молчания.
    — Огнемётом Её. После него, ни трупа, ни пыли, – изрёк зам.
    — Ты, или дурак, или тебя купили? Она же во мне ожила! ЕЁ же только вместе со мной можно, того … пришить, – сказал шеф.
    — Тогда, … направьте её к конкурентам. С таким референтом они в миг лохами станут, тут вы их и приберёте, – выдал зам.
    — Мысль дельная, но как ЕЁ послать к конкурентам – задумался шеф.
    — Вы скажите Ей: «Я бы тебя принял, но других твои Сестры не «заедают». Если твои Сёстры уживутся с братанами – я приму тебя» – посоветовал зам.
    — Ну, иди, иди. Я подумаю – успокаиваясь, сказал шеф.
    Совесть исчезла, скандал забыли. «Элита человечества» живёт по принципу ЧЧВ – человек человеку – волк. А тут в газете заметка «Загадочное самоубийство» – «Умирая, Чепурко М.М. прошептал – Они придут ко всем! Вот они, моя пара – неумолимых, Совесть и Смерть! Я больше не могу так жить, а по-другому, не умею! Прощайте!»
    — Да, работают Сестрички. Кто следующий? – задумчиво произнёс шеф, прочитав газету. Меня, ни для кого, сегодня нет – приказал он секретарю и заперся в кабинете, видимо, наедине со своей гостьей – Совестью.
    — Что же будет, если, не дай Бог, к каждому явится эта Гостья? Интрига, Хамство, Жадность, Подлость всем нужны, а Совесть пришла, и кошмары начались. Не умеем мы жить по Совести, – подумала секретарь.
    24-05-2009 года.

    Ответить

Оставить комментарий

Пространство для общения

LOADING...